godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Меж двух морей...

Морю Cредиземному моря Черного не видно. Хотя, казалось бы, какая разница; вода падает с небес тех же, а небеса, они - на всех одни. Вот, может, песок там, у моря Черного, не так сух. Но это, ведь, от того, что слезы, скрываемые от кружев, погон и карманных собачек ялтинской набережной выплакивать было раздольнее в ночных разговорах с морем, а не между путающимися под ногами подмастерьями и впутанными в жернова собственной мельницы иллюзиями ясности сросшихся в назойливом родстве знаков вопросительных.

לִפְנֵי יָמִים רַבִּים
יָלַד הַיָּם אֶת מַחְלוּל,
וּמַחְלוּל יָלְדָה אוֹתִי וְאֶת
הַחוֹל הַיַּבָּשָׁה


שכונת מחלול---(2)
Тель-Авив, Махлуль, район времянок, "проживший" на берегу моря до 60-х годов. Сегодня не существует. Снесен. Временем и необходимостью.

Песчинки к рукам не приставали. Цви Гирш переливал их сухость между ладонями. Треугольники крыш заостряли внимание солнца на разъежающемся в стороны шифере стен. В подсчетах Цви Гирша оставались категории лишь вычитаемые. Его Сара "ушла" молодой, из миньяна их с Сарой детей троих они потеряли - у берегов моря Черного, которые и не видны здесь. Хотя, казалось бы, какая разница; вода падает с небес тех же, а небеса, они - на всех одни...

Cинагога портняжек, средь опутанных нитями остовов ржавеющих контейнеров, ныне отслуживающих своим постояльцам приютом, на песках моря Средиземного смотрелась странно. Портных в округе не было. Накроенное в жизни прошлой вспарывали, обновы воззрений новых швом гладким пока не сшивались. Стежками рыков львиных, высеченных в молчаливой сухости дерева Цви Гиршем и водруженных на охрану Торы свитков в барачной тени синагоги, уже не удержать было круговорота песочного земли прибрежной, названием своим то ли в пользование безвозмездное отданной, то ли чудеса творившей, то ли осквернением устыженной...

Близость к морю отвлекает от неизбежности потерь. Закрыть синагогу Цви Гирш решился, лишь когда к шести добровольцам, спускающимся к пескам Махлуля для восполнения миньяна, не смог добрать четверых. Правда, оставались еще деревянные львы, вторящие наспех слогу из прошептываемых двумя стариками на скамеейке рядом с онемевшим бараком Псалмов Давидовых. Оставалось небо, которое на всех одно, и отражение моря в глазах старика. Средиземного. А, может, и Черного...



==================

Цви Гирш Ламберг добрался из Ялты до Эрец Исраэль лишь в 1935 году. Прожил на Святой Земле недолго, умер в 1948 году и был похоронен в Тель-Авиве, на кладбище Нахалат Ицхак. Я узнала о нем, занимаясь на работе историей его внучки  - Габриэлы (Габи) Гильбоа (Ламберг). Ее детские годы, сам того не подозревая, недавно в своем посту показал уважаемый paintervic. О синагоге района Махлуль "Б" поведал внук Цви Гирша  - Йорам бен Меир (Пичо) (1941-2010). Это его строки в эпиграфе...
Tags: Тель-Авив, Эрец Исраэль, еврейские традиции, еврейский народ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments