godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Categories:

"Корона, жезл и мантия"*. Из старых семейных фотоальбомов жителей Тель-Авива

1800 раз он испрашивал у В-вышнего шанса разбогатеть. 1800 раз он предавался мечтам, как зажили бы его родные, спусти ему Владыка мира хотя бы горстку схожести с рулевым лабиринтов еврейских сновидений 20-го века Ротшильдом. 1800 раз он пристраивал череду ступенек к стенам будущих хором: какие - для прохода в дом, иные - для выхода, а третьи - и подавно, так, для торжественности минуты осознания, какой богатей проживает под сгущенной налитостью рыжей черепицы крыши. 1800 раз он вздрагивал от сладости криков женушки, водружающих мечтания о роскоши на стержень сладостного подобия чванливой надменности в разговоре сo все еще не случившимися слугами. 1800 раз призывал он Того, к кому исправно забегал три раза в день на разговор по душам, позволить ему наконец не отлучаться из Бейт хаМидраша для нескончаемости дел мирских.

5000_0078_042
Для афиш готовящегося к выпуску мюзикла "Cкрипач на крыше" импрессарио Гиора Гудик заказал в фотоателье "Муля&Хармати" по ул.Дизенгоф, 273, фотозарисовки сцен с участием Шмуэля Роденского в роли Тувье-молочника, ноябрь 1965 г.

В одной из статей, появившейся после ухода Роденского в июле 1989 года, журналист цитировал врачей больницы Ихилов, знавших почти что наизусть меридианы сердца Актера, и, тем не менее, отказывающихся соотнести количество выступлений Роденского на сценах мира в образе Тувьи - 1870 раз - с измятой исхоженностью самых неисповедимых путей человеского бытия - путей сердечных...



Эпизод с выступлением Роденского выше - это отрывок из телевизионной программы "Бис для Роденского", записанной в 1984 году, после присуждения актеру Государственной премии Израиля за вклад в развитие театрального искусства Страны. У телевизионных экранов времен трансляции, среди прочих многочисленных зрителей, находилась и Гила Уриэль. Правая рука Дизенгофа и Рокаха, не уступившая нескончаемости рабочих часов в штабах двух городских голов молодого еврейского города своего литературного дара (Гила писала, редактировала, переводила), она решит отозваться на увиденное вот таким письмом:

5000_0078_076

В строках письма, среди прочего, воспоминания Гилы - тогда еще ученицы гимназии "Герцлия" - о великолепном периоде сценической деятельности Роденского на подмостках театра сатиры "Матате" ("Щетка").

5000_0078_014
Театр "Матате", Шмуэль Роденский - первый справа. Третьий справа - Моше Хургель, второй слева - Залман Левьюш. Декорации - Эммануэль Люфтлглас.

Вчера мне посчастливилось побывать в гостях у Дворы Кедар, последней из оставшихся в живых артистов тель-авивской "Щетки". Двора рассказывала о коллегах, узнаваемых на фотографиях, заостряла мое внимание на несовершенстве искусства грима и вынужденной самостоятельности пастижерских навыков у театральных артистов Эрец Исраэль.

5000_0078_012
"Три мушкетера" в версии тель-авивского театра сатиры, Роденский - в середине. Слева от него - Яаков Тимен, справа - Йосеф Леви, реж.Йосеф Оксенберг.

Двора делилась воспоминаниями о находчивости членов труппы "Матате", столкнувшихся с дилеммой цензуры на сатиру, цензуры не слишком уж ведомой в период английского мандата, но ограничившей репертуарную свободу коллектива в год 1948 и далее. Мы говорили о том, возможно ли сочетание искренности на подмостках и барьера наушников, к которым вынужден прибегать зритель, не знающий языка показываемого действа. Двора упомянула гениальнейшего Евгения Лебедева в роли Холстомера в спектакле БДТ "История одной лошади", актера, ставшего понятной ей во время израильских выступлений БДТ на подмостках тель-авивского Камерного театра и без посредничества аудиоподсказчиков. Двора, "перелистывая" дигитальную коллекцию фотографий Роденского, а, фактически, визуальную летопись-энциклопедию образов, созданных им за более чем 60 (!) лет творчества на израильской сцене, время от времени повторяла: "Был Актером с большой буквы..."

"Актер с большой буквы"... Кто ты? Ты король, не выпускающий из рук имперского жезла и горделиво скрывающий за бархатом мантии свои страхи, сомнения, упования, надежды или же шут, безоглядно высмеивающий эти не красящие властелина "погрешности"?

5000_0078_010
Период театра "Матате"

А, может, ты тот, кто в череде театральных вечеров способен за завесой нарочитой легкости менять от вечера к вечеру примеряемые на остов таланта образы преступника и жертвы?

5000_0078_017
В роли доктора в пьесе Пиранделло "Генрих IV", "Габима", 1955-56 гг.

"Актер с большой буквы"...Ты тот, кто вечером за вечером мечется между респектабельностью позора и неслышностью утешения? Да, нет, же, ты, наверняка, тот, кто вчера был вознесен до седьмого небосвода, а сегодня уже низвержен в милостивом реверансе забвения?

5000_0078_028
Роденский в роли Ноаха Клигера, пьеса "Шесть крыльев одному" Ханоха Бартова, "Габима", конец 50-х гг., фото "Мирлин Ярон, фотографии для прессы", ул.Шенкин, 31

Кем бы ты ни был, ты всегда остаешься один на сцене, отдав последний вздох не предававшим тебя Короне, Жезлу и Мантии твоего воображаемого Царства. Воображаемого?...



Дополнения:

*Песню о "Короне, Жезле и мантии" Наоми Шемер писала специально для праздничной программы в честь Шмуэля Роденского. Среди 11-ти песен Шемер, которые на протяжении своей творческой карьеры она отказывалась "отпускать" в водоворот, предназначенный изначально для любого творения таланта человеческого, на первом месте стояла именно эта песня. Она была предназначена лишь для одного человека - "Артиста с большой буквы" - Шмуэля Роденского.

5000_0078_077
15 тамуза, день смерти Шмуэля Роденского в 1989-м году, в году нашем, сегодняшнем - 2013-м - выпал на воскресенье уходящей недели, 23 июня.

Все фотоматериалы были любезно предоставлены племянницами Шмуэля Роденского в рамках проекта "Израиль, открывающийся взору"

Шабат шалом.
Tags: ИзОтВз, Тель Авив, израильские песни, история Израиля, история еврейского народа, память, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments