godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Category:

“...так, как это было вчера” (пост 2011 года в редакции через 10 лет)

Струнное трио Гидеона Кляйна (1919 –1945). Написано в 1944 году в гетто Терезин. Это последнее произведение, созданное композитором. Документы сохранили точную хронологию написания всех трех частей произведения.

“Прижми свои ладони к сердцу
Окаменевшему и пой!
Ему помогут отогреться
Твои слова и голос твой.”


Ицхак Каценельсон, 1944 год, лагерь Виталь (Франция)



Первая часть будет дописана в мае 1944 года.
Вторая будет закончена к 21 сентября.
Третья завершена к 7 октября. Через девять дней – 16 октября 1944 года - его депортируют.


Гидеон Кляйн - композитор, пианист, музыкальный критик, родился в 1919 году в городе Пршерове (Моравия).



Для начала музыкального образования хватило местной школы. А затем, с 11 лет уже понадобилась Прага. Пока – не переезд, но ежемесячные визиты. В консерватории Пражской он будет учиться в классе проф. Розаны Корзовой.



Максималистом он был. Требовать от себя многого хотел и умел. Консерватория будет делить Гидеона с двумя пражскими университетатами: с университетом Чарльза - там Гидеон будет изучать композицию и музыковедение, и с Карловым университетом, его философским факультетом.

Композиторским тайнам Кляйн будет учиться под наблюдением Алоиса Габы, кому современная чешская музыка обязана, фактически, своим устоявшимся местом на музыкальной карте Европы.
Да, учитель у Кляйна был смельчаком. Именно Габа в 1929 году предложит фирме Förster изготовить фортепианную клавиатуру, включающую четверть-тоновые клавиши. Попытка будет совершена, правда, на ниве европейской музыки не приживется, отставив за музыкой других широт привилегию этой тонкой пограничности расстояний и различий между звуками.

Можно, конечно, было бы подстраиваться к энциклопедическим перечислениям, но достаточно одного слова: Прага. С её концертными залами, с её боготворением светил музыкальных - собственных или заезжавших - ненадолго ли, оседавших ли...А ведь период Кляйна в Праге – это и период исполнения, если не первого, но второго после Вены точно, произведений композиторов Нововенской школы.

Кляйн много выступал и до оккупации Праги. Как-то не стало водоразделом в его творческой биографии это событие. Он просто сменит свое имя на сценический псевдоним – Карл Вранек, и лишь немного подстроит географию концертных площадок под новую реальность. Если это будут домашние концерты –прекрасно. Если это будет театр комика Буриана – великолепно. Ведь главное, ты творишь, и музыка звучит.

Современникам в свой последний преддепортационный год Кляйн запомнится таким:

“Я встретила Кляйна в Праге в 1940 году. Высокий, стройный, черноволосый. Очень живой, прекрасно владеющий собой. Самый талантливый, по общему признанию. Знал языки, быстро их схватывал. Французский, английский, греческий, латынь, фантастичская образованность поражала всех. В нем была магия” (Труда Солар, пианистка)


В тот же- 1940-й - год попытка Гидеона Кляйна выехать в Лондон, куда он будет приглашен по инициативе Королевской музыкальной академии, успехом не увенчается...

Как свидетельствует хроника гетто Терезин, первым мероприятием, организованным Отделом Досуга ( был и такой в гетто, ведь Терезину нацисты отвели роль “потемкинской деревни” в общении с общественностью, интересующейся аспектами еврейской политики Гитлера, и, следовательно, культурная жизнь обитателей гетто должна была не затихать ни на минуту) был концерт, состоявшийся в комнате номер 69 Судетских казарм. Концерт был дан в честь новоприбывших в гетто на транспорте АК 2. Кляйн был среди пассажиров этого состава.

Прибытие депортированных в гетто Терезин


Фамилия Кляйна среди фамилий других деятелей искусств в списке Отдела Досуга гетто Терезин

Инструменты будут попадать на территорию гетто разными путями. Разбитый рояль остался после вынужденного ухода из этого военного городка местного населения. Заброшенный, оставленный на чердаке, он очень скоро повстречал того, кто искал этой встречи, кто доверил ему всё накопленное:

“ На чердаке тьма. Лишь несколько свечек на пианино освещают приподнятую над клавиатурой, внутренно собранную фигуру Гидеона Кляйна. Все окошки закрыты, все щели заткнуты – чтобы ни звука не проникло вовне. Мы, друзья Гидеона, сидим на полу около пианино. Мы взмокли, в нас пылает жар куда более сильный, чем если бы мы были в концертном зале. Это крещение искусством.” (Израильская актриса Нава Шенова, также узница гетто)


"Концерт в Терезине", работа Йосефа Спира

Если мы захотим узнать, что звучало на том концерте, нам в помощь будет стихотворение Михаила Флаха* “Концерт на чердаке бывшей школы”.

"Мы в плену у белых пальцев слуги Б-жьего.
Полстолетия на этом пианино никто не играл так, как это было вчера.
Призраки рук,
Тихие звуки,
Удары во всю горловую мощь.

Лоб человека этого тяжел, как небо перед грозой.
И все пружины жизни забывают скрипеть в безвучном волнении.
Полстолетия на этом пианино никто не играл так.

Наш добрый друг – время –
Улетело из всех циферблатов,
Будто пчела, долго прожившая
и много принесшая меду,
чтобы сидеть вот так и греться на солнце.

Так всегда с глазами закрытыми сидит иной человек
И глядит, не открывая глаз, на клавиши,
Как на вены, в которых спокойная кровь течет,
Пока не коснется их нож поцелуем поющим.

А этот человек перерезал вчера свои вены,
Открыл свою грудь и все трубы органные.
Всех птиц подкупил, чтобы пели и пели...
И мы в ловушке у белых пальцев слуги Б-жьего.
Склонялись каждый по своему перед финалом Бетховена.
Тяжел был твой лоб, как небо перед грозою.


(цитирую по книге Елены Макаровой “Крепость над бездной”, перевод Инны Лиснянской)

Гидеон Кляйн в Терезине писал музыку и писал о музыке. Известны его многочисленные обзоры-рецензии, на происходившие в гетто музыкальные события:

“ Если бы люди, никогда здесь не жившие, увидели недельные музыкальные программы отдела досуга, они были бы сражены обилием и выбором исполняемой музыки.

На население менее 30 000 человек здесь приходится по 7 сольных, инструментальных или камерных концертов в неделю, а также три оперы в концертном исполнении, исключительно сложные вокальные произведения, а также "Реквием" Верди или оратория Мендельсона "Илия", не говоря уже о концертах старинной и современной музыки.”


Что интересно, скидок на ситуацию, на обстоятельства он не делает. Кляйн пишет о "титанических усилиях, прикладываемых дабы держать исполнительский уровень на подобающей высоте.” И это в условиях постоянной “пропажи” музыкантов. В условиях, когда неизбежна смерть, он опасается “неизбежности дилетантизма.” Критически взирает на спешку при выпуске спектаклей и программ, как-будто своей неспешностью пытаясь протовостоять ритму смерти, заданному совсем не им. От чего Кляйн- музыкант страдает в гетто Терезин?

"Мы страдаем прежде всего от отсутствия контактов с внешним миром, мы оторваны от процессов, происходящих в свободном музыкальном и исполнительском мире. За время пятилетней изоляции (статья написана в 1944 году-прим. моё) публика исчерпала резервы критического мышления. Концертирующий творческий музыкант здесь теряет куда больше, чем публика – он не может принимать участия в конкурсах, ему неоткуда получать новые творческие импульсы. В нашем положении недостатки качества компенсируются за счет энтузиазма и приверженности своему ремеслу – этим зачастую подменяется истинно оригинальное и интенсивное творческое выражение.”

О подмене этой, мучительной для любого творящего, пишет человек, написавший в гетто(!):

4 пьесы для струнного квартета.
Дуэт для скрипки и альта, дуэт для скрипки и виолончели
Дивертисмент для 8 духовых инструментов
Мадригалы для хора на слова Вийона и Гельдерлина
Фантазия и фуга для струнного квартета
Соната для фортепиано
Трио для струнных

Аранжировки народных песен для хоров
Цикл “ Чума” ( не сохранился.)


Вторую часть своего струнного Трио Кляйн напишет в форме вариаций. В основе - старая моравская колыбельная. Думается мне, это не случайно. Это такой взгляд в полоборота назад, к началу, к истокам, уже без динамики столкновения противоположнестей, лишь констатация фактов, как и подобает вариациям...



"Куда полетишь ты, мой паренек...?" Так называлось произведение для женского хора на стихи Яакова Шимони, написанное Гидеоном Кляйном в гетто в 1942 году. Полет Кляйна оборвется в лагере Фюрстенгрубе, на угольных шахтах, которые надо было пробуждать от 20-летнего бездействия. Один из заключенных вспоминает:

"Мы стояли в очереди на медосмотр совершенно голые. В абсолютно пустой комнате стояло пианино, и охранник СС , которому видно стало скучно, спросил, кто умеет играть. Голый Кляйн подошел к пианино и сыграл что-то из своих сочинений. Если бы Кляйн сыграл для СС вальс, а еще вернее, марш, - тот мог бы зачислить музыканта в лагерную самодеятельность. Но Гидеон этого не сделал. Противостояние художника –вечного ребенка – озверевшему плебсу закончилось трагически. Кляйн умер в конце января 1945 года, за несколько дней до освобождения лагеря.”
...


Первый послевоенный концерт из произведений Гидеона Кляйна состоится в в Праге уже 6 июня 1946 года в Праге, в концертном зале РУДОЛЬФИНУМ. Инициатором будет сестра композитора, Элишка Кляйнова. (1912-1999).

Брат и сестра, довоенная фотография

Перед депортацией Гидеон оставит своей давней подруге Ирме Земской ноты всего написанного в Терезине. Оставит и наказ – передать всё это его сестре.

Рукопись трио

Элишку депортировали в Освенцим ранее, чем брата. Но, почему-то, Гидеону казалось, что сестра – это верный выбор. И он рассчитал судьбу правильно. Лиза Кляйн была пинисткой, музыковедом, писала много для детей, занималась музыкальным редактированием. Свою жизнь посвятила тому, чтобы сотворенное братом в тотальной тьме продолжало нести свет...

“Вещь надо разучить до блеска, потом очень долго ее не играть. Совершенно забыть, после чего разучить снова”
Tags: Холокост, Шоа, еврейский народ, история, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments