godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Categories:

Литовский Иерусалим

Вильнюс возникал в ее жизни дважды. Первый раз – она еще училась в школе. В каком классе... не помнит. В школе. А школьный период был хорош каникулами. А каникулы ее были театральные. Ну, да. Ее папа служил первой скрипкой в театральном оркестре. Лето –пора гастрольная. На каждый город – по месяцу. Успеваешь удивиться городу, влюбиться в него, вжиться в роль прохожего, позволившего себе сегодня, да-да, лишь сегодня не думать
о ждущих за углом заботах. Это”сегодня”вытягивается в целый месяц. потом жуткое отвыкание...
К зиме – удивление:как могла тосковать?..
И так до лета...

В тот год месяц был отдан Калининграду. Город-невидимка, с невыбранной ещё историей. Кенигсберг теснился на кантовском острове, уставшем побеждать затухание окружающей его воды... Калиниград занимал всю остальную площадь.
Носились мысли.. Это ведь так близко. Прибалтика. Она не сможет объяснить, почему именно Вильнюс. Но это был именно Вильнюс.
Карта – обязательно. Так основательнее и не важно, что карты, и по сей день, она умеет читать только в таких ферматно зависших немгновениях. В картах уже собран весь список достойных примечания мест. Она, конечно, проверит его в более подробном путеводителе...Б-же мой! И это все ради одного дня. Конечно, ведь потом, из отвыкания зимы, этот день не повторишь...
В кассе вокзала ей понравилась версия прибытия поезда Калинград-Вильнюс в 6.15 утра. На деле их высадили в 2.15. Полки вокзала с волновым силуэтом и свою позу у папы головой на коленях она помнит. К 6 ей захотелось обратно. Даже, не обратно. А вовне...
Спас положение первый троллейбус. Они прокатятся до конечной, которая во второй её приезд станет пересадочной. Вернутся. Проделают тот же путь, не весь, до центра, пешком. Она не будет знать, что идёт по карте своего второго пребывания в этом городе, которое случится лет через 12.
В 8 уже откроется Башня Гедиминиса. Там тогда было турбюро. До автобусной экскурсии пойдут обхаживать Вильнюс. Обнаружат, что курсируют по кругу. Возвращаться в исходное место понравится. По пути закупят прибалтийские вкусности. Маме, в Сибирь...
Экскурсия протащила их по новому и старому Вильнюсу. Потом Кафедральный Собор, парк за ним - каких-то неземных дымок-туманов.
Она ждала вечера. Ещё утром она увидела афишу показа мод Пражского дома моделей.... “Пражский дом моделей в Прибалтике” – я думаю, что в тот год под таким названием можно было продавать советским школьницам, да, и взрослым тетёнькам, турпутевки в рай.
Показ должен был состояться в Доме Профсоюзов Литвы. Обнаружили, что Дом высится на холме. По холму надо шагать по гигантским ступеням. Ей было неуютно. Вечер Вильнюса. Финал их путешествия. Ветер. Серость неба,уже заземленная до предела. Ступени были такие широкие, что требовали переминания, не допуская легкой пробежки. Почему ей это не понравилось?...Попав в зал, они обнаружили смешную (сейчас.Тогда смутившую их) подробность. Билеты, купленные на первый ряд выпятили запылённость их сандалий, шуршание их многочисленных, случившихся неожиданно, пакетов с карамелями маме. Манекенщицы уходили по подиуму в даль зала. Всё дефиле они просмотрели наоборот, придерживая руками пакеты от шуршащего увядания к полу. Всё. Этот праздник жизни надо было ещё спустить с холма. И опять по тем же ступеням...
Второй раз в её жизни Вильнюс возникнет в 1989-м. Вообще-то, ехала она в Москву. Оправдывать надежды. На восьмой экзамене в Гнесинском институте, на сочинении (писала про"Пусть всегда будет небо”. Не про Мать же Горького на финале-то...) её вызвал завкафедрой музыкологии, сказал, сверив фамилию с бумажкой, что она не из БашкирииТатарииУдмуртии, и вобще, может пойти поработать и заработать стаж...
“Она шла и плакала”. Банальная фраза. Номер один и последний.
"В закрытую дверь два раза не стучусь”. Фраза номер два, уже совсем не банально завернувшая её на год в деревню.
Ей было классно, электричка в 7.40, два часа на примерзании к скамейкам, с такими же, как она сосланными врачами-учителями... Город музыкальный (папу-то знают, первая скрипка) ждал повторения. Но она же не стучалась два раза в закрытую дверь... Москва по официальной версии была для вторичного стука, по личной – для... На Таганке, в еврейском театре прочтет обяъвление об еврейском студенческом лагере в Вильнюсе. Главное, как –то это проговорить по телефону родителям, ждущим второй попытки... проговорила. Уехала. Опять тот же вокзал Вильнюса.
С вокзала позвонила Бергеру. Главному по лагерю. Сказал: никуда- ничего- не ехать разыскивать... Сдать вещи на хранение. Сесть в поезд на Друскининкай. Лагерь в полном составе туда придёт. Все едут в Друскининкай. На экскурсию.
Села. Прошла по вагонам. Лагеря не было. Вообще, не было масс. Были отдельные люди. Масс, еврейских, не было... К кому она ехала в Друскинкай, она не знала... Пошла по вагонам ещё раз.. Стала искать не массы, а непохожих... Непохожих было двое. Да, из лагеря. Остальные проспали. Будут позже....
....В Вильнюсе они будут копать на территории гетто. Она не копальщица. Её за это и в школе ругали. Синагога будет напротив, вокзал – рядом. Общежитие – с пересадкой на бывшей конечной...Наслаждалась брожением-хождением по городу. Про круги уже знала. Собор был на месте. Дом профсоюзов тоже. Там они на пуримшпиле(август месяц?) были. Про ступеньки как-то не выскочило...
Домой заскочит лишь недели на две. Москва на пять месяцев. Родителям скажет, что в Израиль в гости. Не мучать же их подписью на выезд....Прошляпит билеты с польской компанией. Полетит на том, что осталось.
СССР-Прага-Ларнака. Всё. Ларнака. Дальше, как хватит. Хватило на паром. Теплоход сверху. Снизу – паром. Заводили через багажное отделение. Синий пиджак с золотыми пуговицами задавал вопросы, про кточто паковал... Она уже знала иврит, после Вильнюса к старту месяцев 5 в Москве готовилась. Под конец очереди её уже принимали за Синий пиджак с золотыми пуговицами номер2... Подплывать к Хайфе будет странно.Просто. В Вильнюсе она трепыхалась больше... И почему?
Выведут тоже через багажное. Пятница. Она доедет на такси до обозначенного в приглашении места. Местом будет Кфар Шмариягу. Выяснит , что Котель не близко. Будет настаивать, что должна быть у Котеля. Хозяйка будет смотреть на неё, как на дуру. Вечером дискотека с мальчиками из Канады – ей Котель подавай. Она их всех достанет. Её отправят в Иерусалим. Проводят по пути до такси на Тахане Мерказит в Иерусалиме. Она опять отключит свои чувства на этом резком карабканье автобуса в Иерусалимском коридоре. Номер такси запишут. Таксиста спустя час арестуют. Она просто попросила изменить его адрес, который ей написали ещё в Москве. Её же ждали на квартире по посылу Кфар Шмарияги... Таксист и полицейские разыщут её по симпровизированному уже в машине адресу...Потом закрутится... Раскрутится. И Котель получится. И Иудейская пустыня. Года на три. В караване, когда дети спят, книги читаются хорошо. Она будет в тот вечер читать "Прыжок над пропастью”Кармеллы Райз. Банально, но правда – на улице шел дождь...Гроза. С первого Вильнюса уже лет 20 прошло... Она закричит... Ринется искать номер Кармеллы... Она должна ей сказать... Вот, о ступеньках... Моды, Пражские моды, Дом профсоюзов, Вильнюс... Вот...

Ступени были плитами. Выкорчеванными из надгробий на Старом еврейском кладбище*. Кого-то успеют перезахоронить – Гаона, д-ра Цемаха Шабада... Это будет 1949 год. Перед раундом нового побоища... Бергера она встретит вновь в Израиле. Он ей расскажет, о молотках, которые сбивали ивритские буквы с этих плит-ступеней. Расскажет, что в последние минут двадцать, перед закатом, солнце даёт какой-то необъяснимый угол освещения на эти плиты, и обрывки мерцающих букв еврейского алфавита подползают друг к другу... Последние двадцать минут перед закатом...

-------------------

*на территории разрушенного Старого еврейского кладбища Вильнюса сегодня находится стадион “Жальгирис”.

А это Дом Профсоюзов в Вильнюсе.


Tags: История Путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments