godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Category:

Di goldene Pave (на стихи Анны Марголин). Из старых семейных фотоальбомов жителей Тель-Авива

Интересно, что Сеть по поводу этой песни сообщает две версии композиторства: Хава Альберштейн или Лейбу Левин. До истины я так пока и не докопалась.

Об Анне Марголин узнала сегодня в связи с данной фотографией:


Одним из собеседников начальника Генштаба АОИ Игаля Ядина (слева) является Нааман Стави (в центре). В период, когда был сделан этот кадр (нач.50-х), Стави  - начальник военной администрации Галилеи.

Фотография взята из семейного альбома Рут Бен Исраэль (в девичестве Нееман), опубликованном на сайте "Израиль, открывающийся взору". Нааман Стави (1911-1982) был женат на Циле Нееман, тетки Рут.  Халуцианский запал Цили был немного меньшего масштаба, чем у ее родителей, Абы и Сары Нееман, одних из основателей Тель Авива. но, в итоге, и деревня художников Эйн Ход отсутствием знаковости сегодня не страдает.

Каждый персонаж фотоальбомов мне интересен, и большая удача, когда первоначальная, справочного уровня, поисковая работа, выстраивает цепочку, витье которой ты даже не предполагал, начиная таковую.

В итоге, узнала сегодня об идишистской поэтессе Анне Марголин (урожденной Розе Лебенсбойм), матери Наамана Стави (Ставского). Анна (1887-1952) родилась в Брест-Литовске, в мире еврейской мудрости более известном, как Бриск. Странствия, начавшиеся еще в детстве (Кенигсберг, Одесса, Варшава,переезд в США, возврат в Европу), продолжила уже и после замужества. Моше Ставского (Стави), в будущем известного израильского литератора, она встретила по возвращению в Европу, ставшей транзитным пунктом для молодой семьи в путешествию в Землю Обетованную.


Из литературных зарисовок Моше Стави "Жизнь и игра" (глава "Страх"), опубликованных в октябре 1913 года в газете "ХаПоэль хаЦаир"

Нааману Стави не было еще и двух лет, когда мать оставила его на мужа/отца в показавшемся ей "тесном" Тель Авиве  и окончательно перебралась в Америку. При жизни Анны была издана лишь одна книга ее стихов, и это произошло уже в Нью-Йорке времен Великой Депрессии.

О себе, ушедшей, высказалась в заранее написанной эпитафии, которую сегодня можно увидеть на еврейском кладбище Квинса:

הִיא פִּזְּרָה אֶת חַיֶּיהָ לָרִיק
עַל זֶבֶל, עַל שׁוּם דָּבָר.

אוּלַי רָצְתָה זֹאת כָּךְ, אוּלַי הִשְׁתּוֹקְקָה
לָאֻמְלָלוּת הַזּוֹ, לְשִׁבְעַת סַכִּינֵי הַכְּאֵב,
לִשְׁפֹּךְ אֶת יֵין הַחַיִּים הַקָּדוֹשׁ
עַל זֶבֶל, עַל שׁוּם דָּבָר.



(пер.с идиш и фотография: Амос Ной)


Песня о Золотом Павлине на стихи Анны Марголин

Tags: ИзОтВз, история еврейского народа, музыка, старые фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments