May 26th, 2015

Марина М.Блюмин поет на идиш

Когда Аарон Аппельфельд еще не переехал в Мевасерет, зачастую его можно было встретить сидящим (счастливчики говорили, даже пишущим) за маленьким, пристегнутым к всегда невозмутимо холодной стене камня иерусалимского, столиком в саду кафе "Бейт Тихо". Аппельфельд выехал на соседнюю с вечным городом высоту, "Бейт Тихо" увяз в затянувшемся капитальном ремонте. Месяца полтора назад израильские кинотеатры выпустили на экраны недели на две фильм "Пансион Фрахт" по книге Аппельфельда "Ночь и еще ночь" , и тут же, заранее програмируя НЕинтерес зрителя к своей собственной истории, да, еще затрагивающей период бытия молодого Государства, постыдно известный неоговариваемым запретом на "язык галута",поспешили убрать таковой, оставив лишь шлейф осуждающей критики, странно диссонирующей с отзывами НЕкритиков-зрителей, успевших заскочить на один из так стремительно исчезнувших сеансов.



Collapse )