godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Categories:

"Заболеть" Арменией. "44 дня", выставка о Второй войне в Арцахе, осень 2020

Иногда люди думают, как трудно заговорить. Ведь, если заговорить, это значит снять щит с сердца. Это значит отложить-отбросить броню, в которую каждый из нас старается облачиться еще раньше, чем стрелки часов перейдут допустимую для ДОсуетности ночи грань...



"Заболеть" Арменией


Иногда людям легче произнести осмысливаемое на бумаге, без спроса наделив грошовость простого клочка бумаги судьбоносностью амплуа...


"Я уже понравилась твоей маме, тебе осталось лишь вернуться", "ты мужчина моей мечты", "обещаю быть преданной невесткой", "мой размер колечка 16.5", "я красивее, чем Анжелина Джолли", "обещаю больше не носить короткие юбки", "я красивая и умею хорошо готовить"... И еще много и много переведенных в такую будничную, казалось бы, форму молений "ПРОСТО ВЕРНИСЬ!"


Это Гога. Разведчасть. После задания даже получилось найти сигнал интернета. Даже получилось дозвониться и увидеть любимую девушку. Уверена, это, наверное, был самый многословный разговор... А, может, наоборот, они напрополую хохотали и даже и не думали тратить время на слова... Словам пришлось придти потом. И произнести их легче оказалось на бумаге...


"... нам уже не случится быть вместе... Я никогда не смогу пойти с тобой рука об руку..." Один из 5 тыс. не вернувшихся - это Гога...

В Музее истории города Еревана вчера закрылась выставка "44 дня", посвященная Второй войне в Арцахе. Выставку курировала Марина Хачманукян (на он-лайн эфирах @localife.am эта встреча с ней была уже четвертой), помогали в создании выставки студентки Ереванского университета иностранных языков им.Брюсова.


Марине возглавляет в Музее экскурсионный отдел и отдел внешних связей, а также преподает в брюсовском университете Еревана. Справа от Марине на гранатового цвета плакате список (неполный) столичных учреждений культуры и образования, принимавших активное участие в помощи воевавшим на фронте осени 2020-го.


Это Григор. Ему 13 лет. После школы каждый день он спешил в помещение Национального театра им. С.Саркисяна, на сцене которого ереванцы плели маскировочные сети. Так же, как и на сцене оперного, так же, как и в помещении Союза Писателей Армении, да, и на многих других площадках...



Уходя на войну, говорят о любви. На войне думают о любви. После войны говорят о любви. Даже, если смерть встревает своим безосновательным распоряжением в протокол событий. И строя рассказ о войне, Марине выбрала говорить о жизни и любви "вопреки".


Экран мобильного телефона притормозил движение пули, сумевший пройти сквозь бронежилет. Телефон Овсепа, в котором самое дорогое, который весь ожидание разговора с любимой, который всегда у сердца, чтобы расслышать и не пропустить звонок, этот телефон оказался сильнее и мудрее 16-ти или сколько там наворочено килограммов брони... Овсеп присутствовал на открытии этой выставки... Как и Арташес, реставратор музея, с войны этой вернувшийся, как и одна из коллег Марине, чей сын не вернулся, но она нашла в себе силы поделиться в экспозиции музея скрином с одного из последних с ним видео...



Я попала на армянские эфиры Ашота Сарсгяна (Localife Armenia) в январе 2021. Это было уже после войны в Армении. Войны, о которой я мало что знала. Которую вообще не представляла, ограничивая свои представления тем, как войны, которые настойчиво требуют называть себя "лишь" операциями, выглядят в Израиле. Но были "звоночки". Сразу же, на первой экскурсии в Доме-музее Мартироса Сарьяна мелькнула реплика о более спокойном и свободно вдохновенном, "чем Осенью", эфире... Позже, уже в Музее-мастерской Ерванда Кочара я вдруг увидела ящики, приготовленные для эвакуации картин...



В музее поэта Ованеса Туманяна вдруг услышала, что улыбка на лице принимавшей нас Марине Багдасарян сегодня частый гость, "не то, что Осенью", когда сын был на фронте... Эта без спроса случившаяся Осень на глазах превращалась в нежеланную гостью, в приход которой можно было попробовать себя уговорить не верить или отмахнуться, спрятавшись за оторванные листки в настенном календаре. Но с листками и настенными календарями все гораздо проще. С памятью, которая имеет свойство лишь приглушать свою пульсацию, но не излечиваться в забытьи манкуртов, все гораздо сложнее, тем более в случае народов, у которых память и "прошлое время" вообще никак не синонимы. У армян, как и у евреев, то, что было вчера, может случиться и завтра, и сейчас, а то, что ждем завтра, уже было когда-то... Дороги, рассеяние, чужестранность и выживание, вОйны с перерывом на мир, мир с перерывами на борьбу... Такой клубок, в который и не предполагается вшивать хронологические лонжи...


Цвет граната, пышность красок абрикоса, плоды и дети Земли Армянской... На записке под этой фотографией слова "сила духа идет из глубины веков и передается из поколения в поколения..."

На входе в выставочный зал музея композиция авторства Люсинэ Сантросян. Глаза Комитаса, не сумевшие превозмочь боль геноцида, дудук, нацеленный напрямую в стан небесных нот, свадебная фата, как-будто пытающаяся прикрыть будущую наготу пробитого бомбардировкой купола армянской церкви Казанчецоц в городе Шуши, белизна крыльев журавля, трепещущая на фоне монохрома одеяний Комитаса, и - гнездо.


Да-да, гнездо, как надежда возвращения, как надежда на незыблемость дома. У армянина, как бы далеко от дома он ни оказался, принято, увидев в небе журавля, подумать: "А есть ли для меня весточка из дома"...


"Дорогой Мика! Мама посылает тебе приветы, люблю тебя и очень-очень жду! Приятного аппетита!"


Сладкие послания... Шоколодные батончики, завернутые в добро пожеланий...

Центральная часть экспозиции выставки "44 дн" - это фотографии. Их 50, среди них ни одной, которую был сделал, отретушировал и т.п. военкор. Только любительские. Телефонные.






"44 дня преданности" (подпись под фотографией)


Это Арман, "с верой и оружием в руках" (из записки под фото)


"Капля детства среди огня войны..." (написано под фотографией)

Горят дома оставляемого Арцаха...

После он-лайн экскурсии я узнала, как схожи наши - на иврите и армянском - слова, означающие борьбу. На армянском "борьба", звучит как "крив". На иврите слово "крав" означает "бой, сражение". Слово "крав" также служит корневой основой для слова "пожертвовать" (леhакрив)...



Поверьте, я могла бы поставить другие фото Марине и Ашота с этой экскурсии. Они есть. Например, с начала экскурсии. Тех, когда еще улыбки привествий, взаимная радость от новой встречи... Или с тех мгновений, когда Марине и Ашот заставят себя начать приходить в себя после этих странно тяжеловесных и долгопротяженных 32 (всего??) минут, вместивших рассказ о 44 днях. Но я поставлю эту. На ней отзвуки того, как переживания такой силы были втеснены в эти смешные цифры - 32 минуты. Спасибо вам, дорогие Марине и Ашот! За степень откровения, за несуетность оставленных попыток найти слова, за позволение смолчать и нам...


На экране телефона - строки из последнего письма Юры: "... прости, что меня принесли. Я обещал вернуться сам..." На фотографии ниже Юра - справа.



Иногда люди думают, как трудно заговорить. Ведь, если заговорить, это значит снять щит с сердца. Это значит отложить-отбросить броню, в которую каждый из нас старается облачиться еще раньше, чем стрелки часов перейдут допустимую для ДОсуетности ночи грань... Вчера был тот редкий момент, когда вы вдруг понимаете, насколько откровеннее бывает молчание и слышимее становятся предвздохи желаемых вырваться на свободу букв, ощутимее полная поверженность попыток звуков сцепиться в произносимые слова...


Tags: Армения, история армянского народа, он-лайн путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments