godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Categories:

"Не возвратись опять в тот странный край"*

В Тель-Авивском университете существует Центр по изучению еврейской литературы и культуры им. Лауры Шварц-Кип. В этом центре, среди прочих документов, хранится архив Шушаны Шериры. Писатель, журналист (вторая женщина-журналист на еврейской Земле нового времени), хроникер поколения борьбы за Землю и Страну, женщина, дочь, жена – Шушана, родившаяся на Украине в 1917 и ушедшая в Тель-Авиве в апреле 2003 года – её история почти что и неизвестна нам, говорящем на языке, когда-то бывшем одним из обиходных в доме отца Шушаны – Шмуэля Шериры (Шрайера), писателя, исследователя еврейской культуры, одного из зачинателей сети гимназий "Тарбут" на Украине, директора тель-авивской гимназии "Нордея". В архиве этом хранится и обширная переписка Шушаны. Среди адресатов, среди тех, кому было важно и интересно поддерживать диалог с этой молодой женщиной, имя которой на исходе 20 века по решению Кембриджского университета будет внесено в список 2 тыс наиболее влиятельных литераторов уходящего столетия, - многие известные фигуры. И Агнон, и Халфи (Авраам), и Клаузнер, и Анда Амир, и т.д... Но я хочу рассказать вам о письме, чьё авторство, быть может, будет менее громогласным, но силы истории это не уменьшит.

(перенос поста из Блога Ботинок от 23.06.2011 года)


Шушана Шерира, 1917, Украина - 2003, Тель-Авив, фото найдено здесь


Письмо, обращенное к Шушане Шерире, пришло 28 февраля 1944 года в редакцию литературного журнала "Гильонот":

"Шалом, уважаемая Шушана!

На этой неделе нам на базу прислали февральский (1943 г.) выпуск журнала "Гильонот".

Я прочитал Ваш прекрасный рассказ "Девушка из гетто", и хочу Вам что-то поведать. Это я тот самый "фальшивый супруг", лишивший "Батью" её настоящего мужа... Не в моей власти вернуть ей того человека, но...Я очень хотел бы познакомиться с ней. Ведь когда она приехала, зайти на базу в Атлите ей не дали. Я хотел бы сказать ей, что не сержусь и мне и в голову не приходило, что можно гневаться и сердиться на неё. Уже неоднократно я пытался найти её, но с чего начать не знал. Мне кажется, Вы смогли бы помочь мне. Если бы Вы смогли (не афишируя этот факт) разыскать для меня адрес Малки Ф, приехавшей на Землю Израиля год назад и послужившей прототипом для Вашего рассказа, я был бы очень Вам благодарен.

С уважением и признательностью, М. Фингерхот.

Мой адрес – М.Фингерхот, Рота хаНотрим (прибрежная полоса), Хайфа, почтовый ящик 50"

Рассказ Шушаны Шериры "Девушка из гетто" впервые был опубликован в декабре 1942 года на страницах газеты "ХаБокер". А затем переиздан в февральском, 1943 года, выпуске журнала "Гильонот". Имя героини – Батья –выдумано. История - реальна. Наша героиня, настоящее имя которой Малка Фингерхот, была вывезена из Варшавского гетто по инициативе и при содействии немецких властей в рамках обмена немецких подданых, задержанных по тем или иным причинам англичанами в Палестине, на лиц еврейской национальности, имеющих документы подмандатного ишува, но оказавшихся на момент начала Второй мировой войны на оккупированной територии Европы. Подробнее об этой операции можно прочитать здесь и здесь. Просматривая периодизацию этих событий и соотнося её с датами выхода в свет рассказа Шушана Шериры, можно предположить, что Малка Фингерхот была вывезена из Варшавы с первой волной этих спасительных депортаций.

"Первая группа вывезенных для обмена евреев - в ней было 46 человек. Из них 29 женщин, 16 детей,один пожилой мужчина.Они были доставлены в Эрец Исраэль 29.12.1941 года. Все они были задержаны нацистами в Польше, перевезены в Берлин. Временно женщины были помещены в тюрьму, детям, находившимся на тот момент в специальных приютах, позволено было посещать матерей раз в несколько недель.Без желтой звезды, на правах британских подданых,находились они в Берлине до 7.12.1941 года, до событий в Перл-Харбр. Поездом их доставили в Вену, затем, после двухдневного пребывания в австрийской столице, поездом, через Софию, в Стамбул. Из Стамбула их доставили к сирийской границе, а там передали англичанам.
Англичане продержали эту группу несколько дней для расследования в районе Бат-Галим в Хайфе, а затем отпустили для воссоединения с родственниками и близкими, проживавшими в Земле Израиля."


Я попыталась найти в архиве музея Яд ва Шем следы истории, закрутившей в клубок ожиданий и невстреч этих двух людей с одинаковой фамилией, но пока что мои поиски успехом не увенчались. Пыталась понять, что же случилось с настойщей женой нашего хайфского стража. И на этом поприще ответов не было. И тогда... Я просто решила перевести отдельные фрагменты из рассказа Шушаны Шериры. Из того самого рассказа, что заронил надежду в сердце стража Земли Израиля М. Фингерхота.

Напоминаю, год первой публикации рассказа был 1942, февраль. Варшавскому гетто оставалось пятнадцать месяцев на медленное затухание. Хайфским нотрим оставалось шесть лет и три месяца до возгорания огня Независимости. Автору рассказа – Шушане Шерире – оставалось набраться терпения на почти что три года до возвращения мужа, Ариэля Коэна, солдата (того, что будет названо впоследствии) Еврейкой Бригады, домой. А после истечения этого срока уже надо было не растерять запас своей веры... Т.к. именно в октябре 1944 года Бригада будет отправлена в Италию. Войну заканчивать надо будет...


Шушана Шерира и Ариэль Коэн, юрист, аудитор, художник, 1913, Прага - 1996, Тель-Авив, фотография найдена здесь

Но это уже история для другого поста. А пока - рассказ "Девушка из гетто", который, как и переписка Шушаны и Ариэля, я прочитала вот в этой книге.



"Потащили далеко, под крыло чужого человека, и сказали: "Муж твой зовет тебя". И я отвечаю им: "Как буду знать, кто зовет меня? Ведь нет у меня мужа."И снова повторяла я: "Не может искать меня никто. Конечно же, он ищет другую, он ищет свою жену. А я...?"

...

Представь себе: война, моя семья, мои родные, мы все в гетто... Один офицер заходит в комнату, второй останавливается у двери. Зачитает письмо..

- Муж!!!? Где?!

- В Палестине, еврейка!

Отец стоит помертвевший. Взгляд, обращенный ко мне. Рука указующая в немом вопросе: "У тебя есть суженый, и я не знал? Я, твой родной отец!?"

Сверлящий взгляд отца, реплика сестры Эстер: "У нашей Батьи-то принц в Эрец-Исраэль! А мы и не знали ничего..."

Бегу в кухню: "Мама! Мама!"

От испуга у матери что-то летит из рук. Она не привыкла к такому потоку нежности и внимания с моей стороны: "Да, и не поедешь ты никуда. К чему это?"

Я прячусь во дворе, под старым навесом, где в детстве в теплые дни любила мечтать о дальних странах... Кто он, этот человек с такой родной фамилией? Почему назвал меня женой? Чтобы спасти меня?

Я отрываю голову на мгновение от подушки, лицо горит, а через несколько мгновений меня обдает холодом. И образ чужака вновь возникает передо мной:"Обними меня! Ведь, быть может, я любила тебя и не знала об этом..."

Я настояла на поисках. Её – эту другую женщину – искали по всей округе... Не нашли. Люди вокруг насмехались: "Ну, и что?! Подумаешь! Тоже мне стыд. В наше время с родителями и не советуются..."

...

Зимний день, напоенный солнцем, я в лагере на Земле (Атлит). Волосы прибраны, платье с отливом бирюзы, в горошек. Да, вот такое, какое сейчас на мне...

Меня ищут по всему лагерю: "Батья! Батья!"

А я сдвинуться с места не могу. "Ищут тебя! Красавец! Кажется, местный"

На его лице удивление и разочарование. Как-будто я обкрадываю его...
"Ошибка. Это не моя жена. Я посылал документу в Варшаву на мою жену..."


Я хочу как-то поддержать его: "Но я в Варшаве... там...всем говорила...У меня никого... здесь..."
"Это не жена...Я искал жену, а не её."


Напомню, уважаемый читатель, что в 1944 году хайфский солдат роты Нотрим М.Фингерхот напишет письмо Шушане Шерире, разыскивая однофамилицу своей, так и не приехавшей из Варшавы жены. Напомню также, что сам рассказ, впервые увидит свет уже в декабре 1942 года. А это значит, что разговор Шушаны и Малки ( в рассказе – Батья) состоится и того раньше. А ещё это значит, что на момент этого разговора, скорее всего, эта молодая женщина, жизнь которой была спасена в результате такого трагического сплетения совпадений, скорее всего, ещё не могла знать, какова судьба была уготована её оставшимся в Варшаве родным...Ведь если бы знала, наверное, не упрекала бы ( а именно так заканчивается её рассказ, сохраненный Шушаной Шерирой) в том, что говорил М.Фингерхот о ней в третьем лице. Помните: "Я искал не её..."

* В названии поста использована фраза из песни "Что говорить" (Лебедев-Ряшенцев) в исполнении Андрея Миронова. Вот из этой...


Переводы письма Фингерхота,  рассказа Шушаны и отрывка из описания группы польских евреев, обмененных нацистами на немецких подданных, живших на Земле Израиля, - мои
Tags: Израиль, Шоа, еврейский народ, история
Subscribe

  • Рои Хен

    Да, так, вот. Помню замахнулась я на провести до экскурсии в Доме Бялика еще и экскурсию по улице Бялик. Доползла на трясущихся суставах до…

  • Хорошей Хануки!

    "Есть прививки от короны, но до сих пор не изобрели прививку от одиночества. Это в наших руках." (Биньямин Нетаниягу сегодня на своей…

  • Неоткрывшася выставка у открывшейся двери...

    А сегодня вечером в Пушкинском музее должны были открыться 40-ые (!) "Декабрьские вечера". И они откроются. В 19.00 по Москве. Будет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments