godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Category:

Reflections*

Алябьевскому "Соловью" в классе где-то шестом ДМШ я безвозвратно предпочла вот этот романс. "Нищая". Строки Беранже, изменившего на сей раз своей блистательной иронии, о просящей милостыню блиставшей когда-то актрисе. Перевод Дмитрия Ленского - актера и сочинителя водевилей -оказался для Алябьева предпочтительнее прекрасной версии Василия Курочкина. Он просто был лаконичнее - стих Ленского. Через много-много лет после школьного курса русской музыкальной литературы 19 века, в Израиле, я услышала имя современного греческого композитора Маноса Хаджидакиса, к счастью, не превращенного превратностями судьбы на многочисленных каверах в израильской песенной палитре в надпись "музыка народная". В песне "Noble dame" Хаджидакиса поется почти о том же, о чем и в алябьевской музыкальной версии строк Беранже. Почти о том же. Т.к., во времена века 19-го актрис благородными дамами не считали и не величали. А так - судьбы один в один.


иллюстрация

Знаю, что есть исполнения романса Алябьева "Нищая" более классические, более придерживающиеся текста в партии сопровождения, но выбрала именно это - Евгения Дятлова. Конечно, для жанра романса необходим драматический дар. Иначе, застылость фальши опустошит и так не находящуюся ежеминутно перед вашими глазами реальность.
1


"...she was a lady once of noble name, noble dame..."

О благородной даме напишет греческий композитор Манос Хаджидакис.



фотография композитора - из статьи в английской википедии

Напишет в своем добровольном американском шестилетнем изгнании-невозвращении на родину, чье золото красок покроется ржавчиной сцеплений законов военного режима. Песня войдет в диск "Reflections" (1970) группы New York Rock & Roll Ensemble



фото

Стихи будут написаны Дорианом Рудницким (род.1944), виолончелистом этой самой группы.



Дориан - третьий слева

У Рудницкого – украинские корни. Родители Дориана – известные украинские музыканты, вынужденные в 1939 году, с началом Второй мировой войны, стать невозвращенцами. Композитор и дирижер Антон Рудницкий – отец, мать – известная оперная певица Мария Сокол-Рудницкая.



У песни будет один из самых "балканских" размеров – 5\4, стилизация обработки напева, запоминающегося удивительно легко, будет изобиловать барочными изяществами. К песне захочется возвращаться. Как поворачиваться во взгляде на поразившее лицо.

2



Песни Хаджидакиса с диска, записанного совместно с группой нью-йоркских барочных роккеров, стали популярны в Израиле. На песню о благородной даме есть даже не один, а два кавера на иврите. Один из них – со стихами Эхуда Манора – точное следование оригинальной версии. В 1975 году в своем первом альбоме женское трио "Шоколад, мента, мастик" записывает эту песню в обработке Мати Каспи.


фото

3



Да, кстати. Жизнь иногда оказывается лучезарнее некоторых поэтических и музыкальных сюжетов. Свой последний концерт в США Мария Сокол-Рудницкая даст в 1958 году. Через 34 года она вернется на Украину, приедет в Днепропетровск, город который она запомнила, как Екатеринослав, выйдет на сцену оперного театра. Публика будет аплодировать стоя. В 1995 году Мария с сыновьями Романом и Дорианом привезет из США для постановки в Киевской опере произведение своего мужа, Антона Рудницкого. Это его, невзирая на предостережения представителей заинтересованных органов, Мария не захочет покинуть в его турне по городам Польши в 1933 году. Noble Dame...




три газетные вырезки (одна на английском выше и две на украинском) взяты здесь

Во втором кавере – стихи Дана Альмагора, и называется песня "Жена рыбака". Дан Альмагор написал именно не перевод строк Рудницкого, а сотворил собственную версию. В которой о жене рыбака, чей образ видит мужчина, уходящий в море на промысел, свет чьей улыбки льется издалека и которая ждет на берегу, всё то время, пока ушедший не вернулся. Альмагоровскую версию записали солисты Ансамбля ВМФ Армии Обороны Израиля

4



* К названию поста (впрочем, как и к названию диска с песнями Хаджидакиса): у слова reflections несколько значений: размышление, мысль, отражание, симметрия. Так, вот, о симметрии: не знаю, где писал о своей "Нищей" Алябьев, но знаю точно, что всеми любимого "Соловья" он создал в изгнании в Тобольске. Изгнан формально он был по подозрению в запятнаности в уголовном преступлении. Хотя говорят, что императору и заинтересованным органам не понравилась близость композитора к декабристcким кругам. Но, впрочем, это уже совсем другая песня, вернее, история...
5


.


Tags: жизнь, музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments