godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Categories:

Непеределанные из Переделкино

Я подумала, может, вам тоже захочется послушать, как читал стихи Семён Липкин, как шутил. Как молчал. Как вздыхал. Как ходил... А инопланетный маникюр (вы в фильме его заметите и без меня), вершающий изгиб кисти Инны Лиснянской, закутавшейся в дым элегантной почти пахитоски, конечно, держал мой взгляд ещё и раньше, до фильма. Там, на самом верхнем этаже иерусалимской библиотеки, куда ей - Инне Львовне - пришлось взбираться.


Работа художника Макса Шамоты

Ведь она для этого и прилетела лет не помню сколько назад - чтобы подтащить нас немножечко ближе к этажам верхним коммунального мира, зачитывая свои переводы стихов детей из гетто Терезин, выложенных в замечательном четырехтомном труде её дочери - Лены Макаровой -  "Крепость над бездной". (по линку - рассказ о презентации в издательстве "Гешарим" в Иерусалиме) Кстати, кто помнит наши экскурсии в Яд ва Шеме, стихотворение 14-летнего Гануша Гохенберга в конце - "Время себе спиралью путь пробивает" - это её, Инны Львовны, перевод. Но я не об этом, впрочем, сейчас. Это всё написалось из-за глаз Липкина. Спутанно, конечно.  Но с другой стороны, если довериться мудрости фразы:"Аз Г-т вил, шист а безем"... Мысль, ясно, не моя,  это Семён Израилевич так в фильме пошутил... Шабат шалом! 



Tags: еврейский народ, жизнь, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments