godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Category:

О гармонике, поющей Сиону

Он попросил не начинать. Сначала он сыграет. Вот, и инструмент  с собой принёс. Слушать могут все, но играть он будет лишь для одной.  Для Рут.Ведь, она привыкла. Гармоника – губная гармошка – Шмуэля Гоголя была всегда с ним. И, когда Шмуэля не стало, шумная разноголосица вокруг его мелодий не заменила ей отсутствие спутника, любимого, коллеги по выстраданному. Фотографию эту я сделала на лекции в одном из тель-авивских "Кафе Европа", где собираются люди, пережившие Катастрофу. Для вдовы Шмуэля Гоголя играет на губной гармошке человек, имени которого я спросить не успела. Как и переписать стихов, которые он ей посвятил. Это, ведь, только
Шмуэль мог играть так, что слова были не нужны.



О Моше Давиде Эйхенбауме я пока что информации обширной отыскать не смогла. Известно, что воевал он в рядах ЛЕХИ. Его имя фигурирует в списках арестованных бойцов этой организации. Песню о гармонике Моше Давид посвятил своему другу, чье подпольное имя почвы для разночтений не давало. "Семель Авшалом" – "Знак Авшалома" – так назвал себя после окончания офицерских курсов в рядах Бейтара Ашер Элиэзер Бензиман

Стихи Эйхенбаума положены на мелодию народную. Ну, по крайней мере, так написано в выходных данных диска "Ширей лохамим" (Песни бойцов), выпущенного Институтом по изучению наследия Зеева Жаботинского

Был у меня друг хороший,

А у него – гармошка губная.

В радости ли, в горе,

Победив или потерпев поражение,

Всегда напевал он, этот парень с гармоникой:

Удача – ещё не победа! Поражение – ещё не потеря!

Сын Хаи-Рахель и Цви - Ашер Элиэзер Бензиман - родился в 1929 году  в Иерусалиме. В его семье право жить и строить самый главный еврейский город передавалось уже по цепочке шесть поколений. Ещё будучи учеником гимназии, Ашер вступил в ряды бейтаровцев. Бензиман отвечал за склад оружия и посещение и заботу о находящихся под арестом в тюрьмах бойцов ЭЦЕЛя.

1944 год. Машина уничтожения в Европе не сбавляет своих темпов. И именно в тот год британское правительство решает ввести дополнительные ограничения на въезд еврейских беженцев в Землю Израиля. Еврейские организации – ЛЕХИ и ЭЦЕЛЬ – принимают решение провести ряд операций, которые могли бы показать англичанам насколько зыбка их иллюзия незыблемости пребывания Империи на этой Земле.Сыскная полиция англичан располагалась в Русском подворье Иерусалима. И здание полиции, конечно, было в списке объектов, важных для властей мандата, объектов, на которых еврейское подполье поставило себе целью провести серию взрывов

Схема передвижения боевой группы в день операции – 23 марта 1944 года

Непросредственно в само здание проникнуть со взрывчаткой должны были три человека. Первым шел Ашер. В заметившего подозрительные передвижения английского офицера они выстрелят первыми. Тот, отсреливаясь, успеет ранить Ошерку, как называли Бензимана друзья. Здание британской сыскной полиции было взорвано. Ашер умрет через шесть часов. В похоронах позволят участвовать лишь самым близким родным. Похоронен Бензиман на Масличной Горе.



Далеко от глаз людских, в сгущающейся темноте,

Будет плакать и тосковать осиротевшая гармошка...

Последний кадр этого ролика напомнил мне историю уже другого музыканта, не расстававшегося с губной гармошкой - Шмуэля Гоголя.

Место своего пребывания в в том самом 1944 году, Шмуэль обозначил четко и лаконично – Биркенау

Этот документ хранится в папке Шмуэля в архиве Яд ва Шема.

Он играл и в лагере. Не на той губной гармошке, чтобы подарена ему ещё в Варшаве, в детском доме, самим Янушем Корчаком. Ту гармошку отобрали сразу. За три недельные порции хлеба он выменял инструмент чужой, но звуками поддавшийся на его тоску. На выменянной гармошке играть ему придется лишь с закрытыми глазами. И дело тут будет вовсе не в поисках улетающего вдохновения и попытках сосредоточиться для более вдумчивой игры. Нет. Просто, когда услышавшие игру Шмуэля СС-офицеры выберут его для игры в самом фантасмогорическом оркестре – около крематория. Третьего, а оркестр  тот должен будет игрой своей выравнивать непредсказуемость синкоп ведомого людского потока - ведомого и уводимого, с  тех пор Шмуэль и начнет играть, не открывая глаз.

Уже не первый слышу о людях, дававших себе обет, обязывавший их в случае выживания посвятить свою жизнь передаче таланта, дара, умения поколениям, которые придут позже. В свое время меня потрясала история Йеудит Арнон, создавшей после войны балетную труппу Киббуцного движения в Израиле и поклявшуюся себе осуществить это, выстаивая босиком долгое наказание за отказ танцевать перед персоналом лагеря Освенцим. Так и Шмуэль: если выживу, буду только играть. И только учить этому детей. Любви к моей родной гармонике – губной гармошке.

Фотография из архива музея в киббуце "Бейт-лохамей хаГеттаот"

Именно там, в 1990-м, рядом с останками здания крематория, повернувшись лицом к своим воспитанникам – израильским детям, играющим в созданном им (1963) рамат-гановском оркестре губных гармошек, созданном вслед своему обещанию, Гоголь впервые откроет глаза во время игры напева из песни "Моё местечко Бельц". Именно эту мелодию оркестр должне был исполнять около здания крематория по указу нацистов.



Финальные титры ролика сообщают:

В 1993 году Ицхак Рабин пригласит Шмуэля для поездки в Польшу в год 50-летия восстания Варшавского гетто. Через месяц после возвращения Шмуэля не станет. Оркестр продолжит свою игру...

Как там пелось в песне, написанной в память о другом влюбленном в звуки своей гармонике, об Ашере Бензимане, погибшем в Иерусалиме 1944-го года?

И, даже, если замолк голос гармошки,

Игравший на ней жив в наших сердцах.

Врагов наших повергнем,

Землю нашу – освободим.

И снова будешь петь ты на Сионе, гармошка.

А тебя, друг, мы запомним навсегда,

Как мужественного героя,

Воевавшего с оружием и напевом...

Идея написать этот пост родилась у меня после поездки в музей поселенческого движения в кибуце Ифат в Долине Изрэельской. Там, среди эксонатов музея я увидела старую, поржавевшую гармошку.

Кому она принадлежала, написано не было. Лишь упомянуто, что принято было играть на ней в моменты песен и танцев халуцим – первопроходцев. Удобный инструмент. Расставаний причинам не обученный.

А, вот, другая гармошка – выпущенная в Германии, на знаменитой фабрике Hohner. Гармошка именная, в честь Шмуэля

Фотография эта взята с сайта, посвященного памяти Шмуэля Гоголя (1924-1993).

Привожу ещё несколько фотографий, увиденных там же.

Шмуэль с сыновьями - Яаковом и Дани, и Эйтаном Сегевом.       

Трио: Шмуэль, сын Дани (крайний справа) и Ревувен Маркус   

Один из учеников Шмуэля играет для Рут, вдовы музыканта. Той самой, которая оказалась в зале "Кафе Европа" на лекции.

Одной из вех жизненного и творческого пути Гоголя стал выход пластинки, записанной в Германии. Шмуэль и созданный им оркестр.

И это правильно – писать свою жизнь в звуках. Ведь бумаги истлевают. Слова рассыпаются. Читающие могут ссылаться на геофизические изменения карт, на выветривание языков и т.д.


Обложка, предваряющая биографию, написанную рукой Шмуэля. Хранится в архиве Яд ваШема

Со звуками так поступить труднее. Они уже сыграны и играться будут.



Tags: Иерусалим, Израиль, Шоа, история еврейского народа, музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments