godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Ретроактивно...

Словосочетание "когда-то, очень давно" для меня всегда означает период, когда дети были маленькими. Когда дети были маленькими, в совершенно неожиданном месте, в центре шумной и хаотичной улицы Царей Израилевых в Иерусалиме, в магазинчике, торгующем"находками, неподобранными в американских лавочках по причине уж слишком своей дешевизны, я приобрела диск. На диске музыки было много. Дирижер был один. Честно признаюсь, не забреди я тогда в центр иерусалимской Геулы, не знаю, сколько бы ещё времени прошло, пока узнаю-услышу я произведение, которым  в завершении диска дирижировал сам Леонард Бернстайн - "Адажио для струнных" Самуэля Барбера. Оно всё, как мост. Между чем и чем, решайте сами. Но, вообще-то ,речь не обо всём этом.


На только что прошедшую Субботу выпало начало самого, наверное, трудного периода еврейского календаря. Три недели, завершение которых выпадет на скорбную паузу 9 ава, начались. Календарь, сдерживая собственную прыткость, лаконично известил об отсрочке поста 17 тамуза (Лишь Йом-Кипур, выпадая на Субботу, таковую не отодвигает малодушно на день грядущий...)

Вот, только, запись сообщения, транслируемая вчера ночью, на исходе Субботы, с мегафона проезжающего по улицам моего городка авто, напомнила о том, что у Времени отсрочек не бывает. И если есть мост, который наведён, чтоб ты его перешёл, в срок случившийся ты это совершишь...

Когда дети были маленькими, мы наконец-то въехали в нашу собственную квартиру. Сначала квартиру рисовали в проектном бюро, потом банк рисовал ипотечность расплаты, растянутой почти на три десятилетия. В контексте нашего городка оказалось, что въехать в собственную квартиру, это ещё не значит удобно разместить собственные "цветы жизни" в инфраструктуре местного детства. 

Был месяц март,
вступал апрель в свои владенья, подобрев...

Особо рьяные поборники чистоты рядов нашего нового городка придумали некий орган-фильтр, лишь пройдя который, в полной независимости от выложенных за четыре стены денежных обязательств, вы могли наконец-то ощутить, что угол - ваш, стены - помогают, а детям до садиков-ясель два шага. Что-то там у нас в фильтре, видимо, застряло по мнению поборников. И продолжали мы ежедневно, выбегая вслед автобусу на Иерусалим, прихватывать с собой и наш квартет детишек, усаживая их на крыльях, шее, сердце, руках и где только можно было ещё. Однажды, уже обезумев от этих бессмысленных и громоздких утренних марш-бросков, я решила, что пойду за правдой. 

За правдой было идти недалеко. В правде сказали всю правду. Что, мол, вот, уже
"пришло на вас подтверждение,
что фильтр-орган пройден,
НО,
т.к., всё уже в этом мире катится к закату учебного года,

считай, что май месяц на дворе,
грозы начала уж видать,

то плата за удовольствие быть допущенными к инфраструктуре местного - без изнурительных поездок в Иерусалим - счастливого детства будет полной и безаппеляционной (для несведующих или уже позабывших, скидки на садики-ясли выдаются страждущим таковых лишь до конца марта каждого учебного года)...

Просчитав ожидаемые безскидочные затраты, помноженные на каждый из четверых "цветочков", мы пришли к мнению, что пора полистать каталог легкой авиационной техники. Авось, вертолет  в рассрочку не особо дороже станет. А на вертолете - и детишек в Иерусалим по колее привычной закинуть, ну, и за покупками опять же куда слетать...

Каталог вертолетов запаздывал, а за посоветоваться идти было ближе. Ну, я и пошла. Его звали Симха, главный раввин нашего городка. Р.Симха Кеслер. Он долго тихо кричал на них. На всех. Вот, я так не умею. Я, если кричу, это как-то не так тихо. Если не совсем. И потом сказал, что он лично исправит дату поданной мной официальной просьбы на скидку. Ретроактивно. Поборники из органа-фильтра и чиновники из правды что-то хрипло шепнули про нарушение законов, подмену дат, но он сказал: "Списывайте на меня. А детей и родителей мучать не дам"...

Когда дети были маленькими, главный раввин города р.Симха умер во время утренней молитвы в синагоге. Просто умер. Наверное, просил в очередной раз за глухоту сердца, за снобизм поверхностности, за преступность чванливой глухоты. За - это не в смысле "за что-то", а "вместо кого-то".Вместо кого-то, кому разболтали все эти и другие свойства-качества честную устойчивость шасси жизнненых шагов и замутили стекло. Лобовое. Ведь, назад они не оглядываются. А на лобовом - муть...

************
Принято вспоминать какую-нибудь самую малую добрую вещь, которая исходила от человека. Просто вчера вечером в нашем городке слова, прокручиваемые сквозь гул мегафона, донесли до меня простую мысль - а теперь не стало и его жены. Вернее, вдовы. Товы Кеслер. Я, как сейчас помню её фразу - нам довелось пересечься лишь один раз. И всё это было ещё, когда дети были маленькими: "Они украли его у меня. Он заплатил своим сердцем..."*

*
Рав Симха Кеслер, покойный главный раввин Кирият-Сефера воевал, насколько хватало его сил, против такого явления, как "фильтровочно-отборочные комиссии", в сферу внимания которой, когда-то, очень давно, попали и мы. С таким, вроде, несущественным вопросом... Я запомнила его помощь. 

Да, чуть не забыла. "Адажио для струнных" Барбера. То, которое, как мост. Между чем и чем, решайте сами....




 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments