godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Categories:

"Свингуй со мной до жизни окончанья..."

Сначала Нолик и Макс работали в одном большом универмаге. Его еще называют зачастую "Королевским" - кто по причине близости к дворцу венценосной четы, кто за масштабы, размах и великолепие 140 магазинов, собранных в этом "Пчелином улее – в Де Бейенкорфе. Нолик и Макс – так называться они могли для постоянно захаживающих в универмаг покупателей. Арнольд Симон и Соломон Мейер – такие имена были провозглашены под сводами синагоги Амстердама лет за 10-8 до первого совместного успеха на ниве звукозаписи этих двух парней с гитарой, еще тогда, когда каждый из них должен был во все услышание заявить о своем еврейском совершеннолетии. А фамилии ван Вессель и Канневассер – это уже для историков, исследователей... Ну, и, может, картотек музеев, мирно перекочевавших туда из регистрационного отдела лагеря Вестерборк. Джонни и Джонс, ведь, куда более запоминающаяся связка. Не правда, ли?!

1
Нол и Макс - Джонни и Джонс



В кабаре лагеря Вестерборк репертуар обновлялся реже, чем это могло быть необходимо в городе с населением в 102 тыс.человек. Просто эти люди не все сразу проходили по "Аллеям печали" и "Бульвару горя" Вестерборка. Они сменяли друг друга в незамысловатом графике движения поездов на Восток.

2
Фрагмент програмки кабаре лагеря Вестерборк

Вторник всегда был в Вестерборке днем непростым и волнительным. Кто-то должен был показать новый номер, казавшийся ему смертельным в контексте постоянного присутствия на спектаклях коменданта Конрада Геммекера, кто-то должен был подвести черту под счетом жизни, выполнив точные указания депортационного письма. И всё это происходило во вторник.

3
Программка представления "Всеобщее сумашествие" театра-кабаре лагеря Вестерборк, июнь 1944 г.

Даже если и не называть таких имен актеров кабаре – узников Вестерборка, как Макс Эрлих и Вилли Розен, смело можно будет обмолвиться о звездности состава этого театра...

4

И оркестра также...

5

Не говоря уж об искристости репертуара...



В свободное от искусства время Джонни и Джонс работали в лагере Вестерборк в мастерских по починке авиационного оборудования.

6

Доверием пользовались. Большим. Настолько, что в 1944-м были отпущены на несколько дней в Амстердам, с обязательным условием, конечно, вернуться. И не позже вторника. Мы помним: у кого-то – концерт, у кого-то – отъезд...

Они, конечно же, зашли сразу и в тот "королевский" "Пчелиный улей", в котором работали когда-то на ниве сбыта обуви. Чем окажется славен этот универмаг, так это тем, что, как выяснится, в годы войны немалая часть обслуживающего персонала входила в голландское антифашистское Сопротивление. Джонни и Джонс могли не возвращаться в Вестеборк. И пусть программки вещали бы разочарованным зрителям об обратном,

7

... укрытие им было обеспечено. Но они выбрали возвращение.

У них было несколько дней для того, чтобы обдумать и взвесить, решиться и решить. Решение было принято. Возвращались они не с пустыми руками. Те запчасти для продолжения работы в мастерских Вестерборка, которые они должны были привезти, были уже упорядоченно скинуты в углу перед дверью. А они в этом время стояли перед микрофонами в наспех арендованной их друзьями по универмагу студией звукозаписи и пели. Впервые за долгое время пели на голландском языке. Ведь лагерному кабаре Эстет Геммекер позволял веселиться и веселить лишь на языке Третьего Рейха. Джонни и Джонс сочинили Серенаду. В ней не было ни одного мгновения минорного разрешения незамысловатых модуляций. В танцевальном ритме подвижного фоктрота слияние голосов Нолика и Макса окутывало слушателей нежностью распевов гласных звуков. Они умудрялись шутить, иммитируя недостающие инструменты духовой секции в проигрышах. В Серенаде пелось о ... Вестерборке

Запись 1944 года...



Решение вернуться и не могло быть другим. У них в лагере оставались жены...

8
Сцена из спектакля кабаре Вестерборка

К концерту во вторник Джонни и Джонс успели. Поезд, депортировавший их немного позднее в Терезин, также не запоздал придти вовремя. Потом их было немало – поездов. Терезин-Освенцим, Освенцим-Заксенхаузен, Заксенхаузен-Берген-Бельзен...

9
фото

Но, согласитесь, отъезд к театральной жизни звездного кабаре Европы середины 40-х по маршруту, обозначенному на фотографии из музея Яд ваШем выше, был не сравним ни с чем, что случилось в жизни Джонни и Джонса потом. Ведь, тогда свинг только начинался...

==============================

Дополнение:

1. В случае, если в тексте нет отметки, иллюстрации взяты здесь.

2. Из 51 члена труппы кабаре лагеря Вестерборк в живых на момент освобождения оставалось два человека.

3. Коммендант лагеря Вестерборк (Голландия) Конрад Геммекер, которому на момент оккупации Голландии было 33 года, получил после войны довольно мягкий приговор, что позволило ему уже в 1951 году вернуться к нормальной и спокойной жизни в Германии. Через лагерь Вестерборк было депортировано 102 тыс немецких и голландских евреев.

4. Джонни погиб в Берген-Бельзене 20 марта 1945 года, а Джонс умер от истощения немногим менее месяца спустя там же, т.е., в день день освобождения Берген-Бельзена. Вместе, на двоих им было 54 года и одна гитара.

10
реклама дуэта в еженедельнике Амстердама за 20.02.1942 г.

Tags: Катастрофа, Холокост, Шоа, Яд ваШем, еврейский народ, музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments