godinerl (godinerl) wrote,
godinerl
godinerl

Бетти

Ей казалось, что этот южный израильский город откроет новую главу новых возможностей - но ночной клуб, который она там создала, был назван - ею же - "Последний шанс". Восемь месяцев заключения в послевоенной бельгийской тюрьме, милостиво заменивших ожидавшийся год,  вспоминались ей периодом более страшным, чем годы борьбы в рядах французского Сопротивления в возрасте юности, не перешагнувшей еще даже двухдесятилетний рубеж. Она не боялась мчаться в качестве военкора подпольной газеты "Сombat" на армейских джипах, даже если эти гонки заканчивались подрывом на мине и тяжелым ранением - и избегала всяческого тормошения историй, связанных с ее активным участием в деятельности организации ЛЕХИ. Она вела свой отсчет от довольно знаменитых фамилий и судеб: дед - великий русский композитор Александр Скрябин, мама -Ариадна Скрябина, перешедшая в парижской эмиграции в еврейство и звавшаяся - для тех, кто не был подпущен к ее подпольной кличке Регина - Сара Кнут. Отец - Даниэль Лазарус, композитор, художественный руководитель Парижской комической оперы. Отчим - Давид Кнут, поэт, солдат, влюбленный и любимый своей кометой - Ариадной. И в довесок ко всему какая-то дальне-невыясненная степень родства с главой советского МИДа Молотовым, о которой обмолвятся израильские газеты, откликнувшись короткими заметками на ее смерть и уже прошедшие неафишируемые похороны... Не лгал инструктор, у которого она обучалась искусству сбора взрывных устройств. На ее вопрос о том, что же происходит, когда нити проводов спутаны, а времени на распутывание остается всё меньше... Меньше... Пока не истекает совсем? "Тогда - умирают", - ответил инструктор.

Бетти.  Жильбер-Элизабет Лазарус-Кнут. 1927(?) - 1965.

“И знайте: никакая сила в мире не сможет разорвать связь между народом Израиля и его единственной Землей, и всякий, кто попытается разорвать эту связь - будет отрублена его рука, и проклятие Всесильного тяготеет на нем...” (из речи на суде Дова Грунера, 1947 год, Эрец-Исраэль)


1_wa

Публикации израильских и французских газет конца 40-ых гг (1947-48), собранные в архиве Института им.Жаботинского в Тель-Авиве, пересказывают почти в лицах эпизод входа Бетти Кнут в здание британского Министерства по делам колоний в апреле 1947 года. Более поздние - уже Сетевые заметки - добавляют также конкретизацию географических точек маршрута Бетти к заданной руководством подпольной еврейской организации ЛЕХИ цели - взрыв здания лондонского Министерства, отвечавшего и за параграфы жизни подмандатной Палестины.

colonial

На британский берег она сошла в Дувре. На вопрос пограничника о предполагаемом месте жительства привела адрес некоего китайского профессора из Сассекса, у которого планировалось брать уроки конфуцианства. Слышалось надуманно. Но период поствоенного наделанного не на каждой надуманности заострять внимание имел силы.

Если отвлечься от разногласий биографий по поводу года ее рождения (1926, -7, -8), то, скажем, двадцатилетняя Бетти на момент наблюдения за зданием объекта для готовящегося теракта была уже опытным бойцом. Ей было 12 лет, когда нацисты оккупировали Францию. В 14 лет она стала связной в 'Еврейской армии", созданной ее матерью и отчимом, в последствии, перейдя в ряды организации 'Маки". Мать она потеряла в 18 лет.

0000008120_1_web
Ариадна Скрябин - Сара Кнут

Ариадну, переправившую за пределы Франции сотни еврейских детей, убили в Тулузе, французские полицейские - незадолго до освобождения. По доносу.

В 1944 году, после высадки союзников на территории Франции, Бетти, продолжая оставаться военкором газеты французского Сопротивления "Combat", возглавляемой самим Альбером Камю, выезжала на места боевых действий.

combat_24_avril_1943_big


В качестве же военкора, но уже при американской армии, младший лейтенант FFI (французские силы Сопротивления) Бетти Лазарус-Кнут дошла до Германии. Тяжелое ранение, полученное при форсировании Рейна, лишь на период госпитализации отодвинуло завершение работы над книгой, которую 18-летняя Бетти выпустила в уже освобожденной Франции. Книга называлась «La Ronde des Mouches» - 'Мушиный хоровод". Бетти была награждена Военным крестом с пальмами и Серебряной звездой - наградами Франции и США.

Вступление в ряды организации ЛЕХИ Бетти объясняла следованием принципам великой любви к Эрец-Исраэль, которую дочь переняла у матери - Ариадны-Сары, а также безмерным уважением к деятельности "Яира" - Авраама Штерна, убитого в 1942 году англичанами.

18_Principles_of_Rebirth
Основополагающие принципы организации Лохамей Херут Исраэль - ЛЕХИ - Борцов за свободу Израиля

К 16 апреля взрывное устройство, которое Бетти Кнут должна оставить в дамской уборной лондонского здания Министерства по делам колоний, было уже собрано. Чемодан с личными вещами предусмотрительно оставлен в камере хранения на вокзале "Виктория", что и поможет Бетти стремительно покинуть пределы Великобритании после выполненного (но, как позже выяснится, неудачно) задания. Приблизившись к зданию Министерства, Бетти заметила усиление охраны. Британские власти опасались реакции еврейского подполья на казнь участника нападения на полицейский участок англичан в Рамат-Гане Дова Грунера. Дов, тайно вывезенный в тюрьму Акко, был казнен за день до этого.

Dov_Gruner_Monument
Памятник участникам нападения, автор - Хана Орлов. Рамат-Ган

Часы бомбы, оставлявшие Бетти лишь три минуты на элегантный разговор с охранниками, были менее торопливы, чем находчивость и железная выдержка девушки. Взрыв, сама того не зная, предотвратит уборщица Министерства, обнаружившая в дамской комнате сверток, "забытый" уже ушедшей посетительницей. Представитель Скотланд-Ярда, анализировавший происшедшее, высказал мнение, что в случае взрыва ущерб и позор для Британской империи были бы более ощутимы, чем в имевшем место за год до этого иерусалимском инцинденте в гостинице "Кинг Дэвид".

Возвращение на родину, во Францию, случится не сразу. Бетти будет арестована на бельгийской границе, которую она пыталась пересечь вместе с Яаковом Элиавом 12 июля 1947 года. У Бетти и "Яшки" будут обнаружены 9 кг взрывчатки, а также чемодан, в двойном дне которого хранились исходные материалы для будущих террактов против членов английского правительства.

2626
фото Бетти и Яакова

Власти Франции, помнившие заслуги Бетти и ее родителей (матери и отчима) в годы оккупации, всё-таки высказали девушке пожелание уехать на Юг страны на время визита в Париж английской королевы.


Knut_s_detmi_-_Betti_i_Yosi
Бетти с отчимом Давидом Кнутом и сводным братом Йосефом, 1947 год, Париж

Между приездом Бетти в Эрец-Исраэль в 1948 году в качестве военного корреспондента всё той же газеты "Combat" для освещения событий Войны за Независимость и окончательным переездом в Беер-Шеву с мужем Лионом Гельманом, демобилизовавшимся из американской армии, пройдет три года. Три года, за которые Бетти снова успеют арестовать. На сей раз англичане опасались возможного участия Бетти в покушении на графа Фольке Бернадотта.

Свой беер-шевский кусочек воспоминаний о бурлении парижской жизни она будет разгребать собственноручно, расчищая развалины оставленного арабской семьей здания в старой части Беер-Шевы. Литературно-музыкальный салон с тематикой и репертуаром, в которых будут творения современников и коллег по "цеху" ее деда, даже не вступал в конкуренцию с нововведением, невиданным ранее на израильской периферии - ночным клубом. Первое было для уверенности незабывания семейных нитей, второе - для выживания и способности эти нити нести. Тем более, что и дом Бетти и Лиона находился тут же, в этом же здании. Клубную жизнь застраиваемого Юга страны она поднимет на высоту будущих вечеров тель-авивских театров и театриков из серии 'Классика израильской песни". Правда, "классики" тогда были молоды, небогаты и порывисто мобильны. На сцене у Бетти выступали Илька и Авива, Шмулик Краус, Шимон Исраэли, Эстер Офарим и т.д...

Яаков Элиав, арестованный вместе с Бетти в 1947 году на бельгийской границе, как-то сказал о ней:

"Каждая операция была для нее ее собственной Войной за Независимость Израиля".

yTIK027322_a
Бетти


Она ушла в праздничную ночь этого праздника Государства, отмечавшего 17-ю годовщину своего существования. Был какой-то фантастический вечер в ее клубе на углу беер-шевских улиц с названиями, в которых для Бетти были не формальности адресных столов, а главы жизни и борьбы ее народа - ХеХалуц и Пальмах. На вечер, в клуб "Последний шанс", после праздничного концерта для жителей Беер-Шевы пришел... Жак Брель. Не знаю, какие летописцы сочли за непреложную истину, что "в 3.30 ночи Бетти передала для Бреля и находящегося во Франции ее любимого певца Жоржа Брассанса памятные подарки", но в ночных сводках станции неотложной помощи, да, был зафиксирован звонок девочки, пытавшейся докричаться до ставшей неслышной мамы. То звонила старшая дочь Бетти, 15-летняя Ариан.  

Остановилось сердце. Оно устало вести бои за Независимость или подумало, что Война окончена, Бетти?




Дополнения:

1. Для информации и фотоматериалов использованы также источники: 1, 2, 3, 4

2. Сын Ариан, внук Бетти и праправнук композитора Скрябина - известный израильский пианист Элиша Аббас

3. Новый линк на материалы о Бетти на иврите (добавл.янв.2019)

Tags: Израиль, Катастрофа, Эрец Исраэль, война, история Израиля, история еврейского народа, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments